| | |                              | права | международного | право | государствами |
  • Sitemap
  • Contact
  • Международное гуманитарное право - это совокупность
  • Объективные границы МГП определяются объектом регулирования
  • Женевское право, или собственно гуманитарное право,
  • Приложение 24
  • Приложение 25
  • Приложение 26
  • Приложение 27
  • Приложение 28
  • Приложение 29
  • Приложение 30
  • Приложение 31
  • Приложение 32
  • Приложение 33
  • Международное право, за исключением тех норм, которые
  • Приложение 34
  • Приложение 35
  • Приложение 36
  • Приложение 37
  • Во вторую группу входят законы "О милиции"

    href="#sub_99249">*(249), "О внутренних войсках МВД"*(250), "Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации"*(251), "О Федеральных органах правительственной связи и информации"*(252), главной целью которых является правовое закрепление внутренней организации и основных направлений деятельности того или иного силового ведомства.

    В соответствии с п. 1 ст. 49, 50, 129, 146 четырех Женевских конвенций 1949 г. все государства-участники обязаны "ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить те или иные серьезные нарушения" МГП. Российское уголовное законодательство не должно включать в себя международные договоры или их отдельные статьи в качестве самостоятельных источников норм российского уголовного права, но должно быть приведено в соответствие с принципами и нормами международного права (ч. 2 ст. 1 УК РФ 1996 г.). Уголовный кодекс РФ*(253) в целом соответствует требованиям международного гуманитарного права в части установления ответственности за его серьезные нарушения. Глава 34 УК РФ озаглавлена "Преступления против мира и безопасности человечества" и включает в себя восемь составов преступлений, каждый из которых является актом имплементации норм международного права в российском уголовном законодательстве.

    В УК РФ состав преступления агрессии (ст. 353, 354) сформулирован в соответствии с Уставом Нюрнбергского трибунала, где агрессия определена как "планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений", а также как "всякое участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из упомянутых действий"*(254). Отметим, что в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН "Определение агрессии", принятой на XXIX сессии в 1974 г., агрессия определяется как "применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом, не совместимым с Уставом ООН"*(255). Текстуально повторяет данную формулировку п. 2 ст. 15 Проекта кодекса преступлений против мира и безопасности человечества*(256). Субъектом данного преступления, очевидно, могут быть только высшие руководители государства и вооруженных сил (президент, премьер-министр, министр обороны и т.д.). В этой связи проблема толкования термина "агрессивная война" может стать непреодолимой силой для привлечения преступников к суду.

    По Уставу Нюрнбергского трибунала (ст. 6) военные преступления - это убийства; истязания; увод в рабство и для других целей гражданского населения оккупированных территорий; убийства и истязания военнопленных; убийства заложников; разграбление общественной и частной собственности; разрушение городов и деревень, не оправданное военной необходимостью, и др. В проекте кодекса ПМБЧ (ст. 22) говорится об исключительно серьезных военных преступлениях, под которыми подразумеваются нарушения принципов и норм МГП. Статья 356 УК РФ квалифицирует военные преступления как "применение средств и методов ведения войны" и является бланкетной. Содержание диспозиции полностью не определяется в уголовном законе, а дополняется в статьях других нормативных актов. Но если в бланкетной диспозиции не содержится информация уголовно-правового характера, в частности, о форме вины субъекта преступления, о способе деяния или тяжести последствий, то нельзя разграничить основания уголовной и иной юридической ответственности. Таким образом, уровень бланкетности в ст. 356 УК РФ явно завышен. В ней деяние признается преступлением лишь в силу его незаконности, без определения признаков состава. Санкция статьи угрожает уголовным наказанием субъектам других (не уголовных) правоотношений в случае наиболее существенных нарушений с их стороны. Она устанавливает наказание не за конкретный вид общественно опасного деяния, а предусматривает общие пределы уголовного наказания за любые формы нарушения норм иной, не уголовно-правовой, отраслевой принадлежности, в том числе существенно отличающиеся друг от друга по степени общественной опасности. Если перечень запрещенных средств ведения войны конкретно определен международными договорами и является исчерпывающим, то в отношении запрещенных методов ведения войны ситуация иная. Ведь некоторые нарушения МГП не являются преступными, в частности: методы ведения войны, которые, "как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде" (ст. 35 ДП I); вероломство, т.е. "симулирование капитуляции, симулирование выхода из строя вследствие ранения или болезни" (ст. 37 ДП I); использование флагов, военных эмблем, воинских знаков различия или форменной одежды противной стороны, нейтрального государства и страны, не находящейся в конфликте (ст. 39 ДП I); запрет отдавать приказ "никого не оставлять в живых, угрожать этим противнику или вести боевые действия на такой основе" (ст. 40 ДП I); использовать голод в качестве метода ведения войны (ст. 54 ДП I). Конечно, государство вправе установить в своем законодательстве уголовную ответственность за любые нарушения МГП. Представляется, однако, что законодатель имел в виду лишь серьезные нарушения. Эта неясность должна быть устранена еще до того, как с ней столкнутся правоприменители*(257).

    Статья 357 УК РФ в целом повторяет определение геноцида, данное в Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него (1948 г.)*(258), в проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества (ст. 19) и в уставах новых Международных трибуналов по Югославии (ст. 4)*(259) и Руанде (ст. 2)*(260).

    Преступления против военной службы - это преступления против установленного порядка прохождения военной службы (см. Приложение 31). Они установлены гл. 33 УК РФ и для удобства классификации их можно делить на следующие группы: преступления против порядка подчиненности и уставных правил взаимоотношений военнослужащих; уклонение от военной службы; преступления против сбережения военного имущества; преступления против порядка эксплуатации оружия и военной техники; преступления против порядка несения специальных служб (см. Приложение 32).

            права   международного   право   государствами   норм   войны   Российской   вооруженных   государств   Федерации   Преступления   Приложение   международных   против   Вопросы   Нормы     военных   Ответственность   действий   Конвенции   конфликтов