| | |                              | права | международного | право | государствами |
  • Sitemap
  • Contact
  • Международное гуманитарное право - это совокупность
  • Объективные границы МГП определяются объектом регулирования
  • Женевское право, или собственно гуманитарное право,
  • Приложение 24
  • Приложение 25
  • Приложение 26
  • Приложение 27
  • Приложение 28
  • Приложение 29
  • Приложение 30
  • Приложение 31
  • Приложение 32
  • Приложение 33
  • Международное право, за исключением тех норм, которые
  • Приложение 34
  • Приложение 35
  • Приложение 36
  • Приложение 37
  • Глава 5. Соблюдение норм МГП. Вопросы контроля и

    пресечения нарушений

     

    §1. Нормы МГП об обязательствах государств и практика их реализации в законодательстве РФ

     

    Большинство положений МГП являются нормами прямого действия и специально не требуют принятия дополнительных правовых мер на внутригосударственном уровне. Исключение составляет лишь прямое указание Женевских конвенций государствам-участникам "ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить" серьезное нарушение положений МГП*(238). При этом следует иметь в виду, что обязательства по МГП выполняются государством-участником в первую очередь не по отношению к своему населению, а к лицам и объектам другого участника вооруженного конфликта.

    МГП обязывает государства обеспечить безусловное соблюдение всех его норм, для этого предпринять различные меры правового, организационного характера, меры по обучению и распространению знаний и др. (всего более 40)*(239). Во всех четырех Женевских конвенциях прямо предусмотрено, что они будут официально переведены на русский язык (см.: ЖК I, ст. 55; ЖК II, ст. 54; ЖК III, ст. 133; ЖК IV, ст. 150), а русский текст Дополнительных протоколов является аутентичным (ДП I, ст. 102; ДП II, ст. 28). Это сделано в целях распространения текстов соглашений, ознакомления с их предписаниями всего населения. Наряду с этим официальные тексты переводов Конвенций, Дополнительных протоколов, а также внутригосударственных законов и постановлений, принятых для обеспечения их применения, подлежат передаче участниками этих соглашений друг другу (ЖК I, ст. 48; ЖК II, ст. 49; ЖК III, ст. 128; ЖК IV, ст. 145; ДП I, ст. 84).

    Мерами правового характера являются следующие:

    принятие законов и постановлений в целях обеспечения применения норм МГП (ЖК I, ст. 48; ЖК II, ст. 49; ЖК III, ст. 128; ЖК IV, ст. 145; ДП I, ст. 84);

    установление запретов на использование частными лицами, фирмами и компаниями защитных эмблем и знаков (ЖК I, ст. 53-54; ЖК II, ст. 43-45);

    разработка специальной судебной процедуры для определения статуса лиц, в отношении которых имеются сомнения в их статусе военнопленных и, следовательно, в возможности предоставления соответствующей защиты (ЖК I, ст. 5; ДП I, ст. 45);

    определение перечня лиц, принадлежащих к личному составу вооруженных сил, утверждение званий и должностей военнослужащих, конкретизация категорий лиц, пользующихся защитой международного гуманитарного права (ЖК I, ст. 13; ЖК II, ст. 13; ЖК III, ст. 43);

    меры по реализации права военнопленных на переписку, получение посылок и денежных переводов (освобождение от уплаты таможенных, почтовых, транспортных и других сборов), денежного довольствия (ЖК I, ст. 58-65, 70-74) и др.

    Перечень нормативных правовых актов России, в той или иной мере затрагивающих рассматриваемые вопросы, относительно невелик. Основным законом, регулирующим участие Вооруженных Сил РФ в вооруженных конфликтах, является Федеральный закон "Об обороне" 1996 г. Термин "оборона" используется в нем в широком значении - как "система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории" (ст. 1). Закон содержит нормы об организации обороны, полномочиях органов государственной власти в этой области, предназначении Вооруженных Сил и управлении ими, об основах деятельности Министерства обороны и Генерального штаба и др.

    Анализ современного российского законодательства о чрезвычайных и других кризисных ситуациях позволяет сделать вывод, что оно недостаточно совершенно. Так, в Концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. (с изм. от 10 января 2000 г.), указано, что "усилению негативных тенденций в военной сфере способствует несовершенство нормативной правовой базы"*(240).

    Законодательство, регулирующее данную сферу правоотношений, можно разделить на две группы.

    Первая группа представлена Федеральными конституционными законами "О военном положении"*(241), "О чрезвычайном положении" (с изм. от 30 июня 2003 г.)*(242), Федеральными законами "О безопасности"*(243), "Об обороне" (с изм. от 30 декабря 1999 г., 30 июня, 11 ноября 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г.)*(244), "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" (с изм. и доп. от 16 июля 1998 г., 5 августа 2000 г., 30 декабря 2001 г., 21 марта, 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 22 августа 2004 г.)*(245), "О государственной границе"*(246), "О статусе военнослужащих"*(247), "О воинской обязанности и военной службе"*(248), которые призваны создать единую систему правового обеспечения национальной безопасности и управления кризисными ситуациями.

            права   международного   право   государствами   норм   войны   Российской   вооруженных   государств   Федерации   Преступления   Приложение   международных   против   Вопросы   Нормы     военных   Ответственность   действий   Конвенции   конфликтов