| | |                              | права | международного | право | государствами |
  • Sitemap
  • Contact
  • Международное гуманитарное право - это совокупность
  • Объективные границы МГП определяются объектом регулирования
  • Женевское право, или собственно гуманитарное право,
  • Приложение 24
  • Приложение 25
  • Приложение 26
  • Приложение 27
  • Приложение 28
  • Приложение 29
  • Приложение 30
  • Приложение 31
  • Приложение 32
  • Приложение 33
  • Международное право, за исключением тех норм, которые
  • Приложение 34
  • Приложение 35
  • Приложение 36
  • Приложение 37
  • §1. Запрещенные средства ведения боевых действий

     

    В статье 36 Дополнительного протокола I содержится норма, которая гласит, что при изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны государства обязаны "определить, подпадает ли их применение, при некоторых или при всех обстоятельствах, под запрещение" норм международного права. Статья носит общий характер, а решение вопроса предоставляется самим суверенным государствам. Какая-либо наднациональная организация по осуществлению контроля в этой области не создавалась.

    С тем чтобы избежать излишних страданий, ничем не оправданных жертв среди мирного населения, связанных с военными действиями, МГП устанавливает ограничения в выборе воюющими средств и методов ведения войны. Этот принцип выражается в формуле: "воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю" (ст. 22 Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 г.). Это положение нашло подтверждение в Дополнительном протоколе I к Женевским конвенциям о защите жертв войны (1949 г.): "право сторон, находящихся в конфликте, выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным" (ст. 35).

    Средства ведения войны - оружие и иные средства, применяемые вооруженными силами воюющих для нанесения вреда и поражения противнику*(175). К запрещенным средствам ведения войны международное гуманитарное право относит те, которые причиняют излишние страдания своими поражающими свойствами: пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле; снаряды весом менее 400 граммов, начиненные взрывчатыми или горючими веществами; яды или отравленное оружие; снаряды, имеющие единственное назначение - распространять отравляющие вещества; удушающие и другие ядовитые газы и бактериологические средства; бактериологическое (биологическое) и токсинное оружие; средства воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда; конкретные виды обычного оружия неизбирательного действия и оружия, использование которого вызывает чрезмерные повреждения или страдания (см. Приложение 17). Рассмотрим их*(176).

    1. Пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле. Гаагская декларация 1899 г. специально запретила использование таких пуль. В течение более 100 лет эта Декларация в основном соблюдалась: пули, о которых конкретно говорится в ней, почти никогда не применялись в войнах.

    Запрет на применение оружия и боеприпасов, обладающих способностью причинять чрезмерные повреждения и излишние страдания, был подтвержден ст. 35 Дополнительного протокола I и рассматривается в качестве нормы обычного международного права. Гаагская декларация устанавливает минимальный стандартный уровень того, что подразумевается под "чрезмерными повреждениями" и "излишними страданиями". Иные снаряды малого калибра, причиняющие такие же повреждения, должны рассматриваться как запрещенные обычным международным правом.

    В ходе подготовки Конвенции ООН о запрещении или ограничении применения обычных видов оружия (1981 г.) был поднят вопрос о включении в нее положения, запрещающего использование пуль высокой скорости, или "кувыркающихся" пуль, пуль со смещенным центром тяжести. Но согласие не было достигнуто, и применение подобных пуль до сего времени остается неурегулированным.

    Смысл новых предложений в области запрещения применения систем вооружений и боеприпасов к ним малого калибра состоит в том, чтобы запретить боеприпасы, которые при дальности стрельбы в 25 и более метров высвобождают более 20 джоулей энергии на каждом сантиметре первых 15 сантиметров пути пули внутри тела человека*(177). Нужно подтвердить или опровергнуть, что принципы, заложенные в Гаагской конвенции о запрещении пуль "дум-дум" (1899 г.), применимы и в условиях современных вооруженных конфликтов.

    Когда снаряд (пуля или осколок бомбы) попадает в тело человека и проникает в его ткани, его кинетическая энергия (энергия движения) частично или полностью передается этим тканям, разрывая их со скоростью взрыва. Чем больше передается энергии, тем больше разрушается тканей. В эластичных тканях, таких как мышцы, быстрая передача энергии приводит к резкому насильственному образованию "временной полости". Перед спадением "временная полость" несколько раз расширяется и сжимается с большой скоростью вокруг "постоянной полости", или канала раны, остающегося за прошедшим снарядом. Согласно результатам, полученным в процессе выполнения исследовательской программы Принстонского университета в области баллистики ранений во время Второй мировой войны, "изучение и измерение большого количества временных полостей показывает, что общий объем полости пропорционален количеству энергии, передаваемой пулей". Как показывает проведенное в Принстоне исследование, растяжение и перемещение тканей в процессе образования и сокращения "временной полости" может привести к серьезным повреждениям большого участка вокруг канала, образованного снарядом. Ткани рвутся и измельчаются, капилляры разрываются, нервы теряют способность передавать импульсы, мягкие органы могут быть повреждены, заполненные газом карманы кишечника разорваны, а кости, не подвергнутые непосредственному воздействию удара, сломаны*(178). Следовательно, чем больше размер "временной полости", тем обширнее повреждение и тем больше вероятность повреждения жизненно важного органа, не находящегося непосредственно на пути проникновения снаряда.

    Давно признано, что передача энергии является основным фактором при ранении снарядом. Например, в 1969 г. при изучении в лаборатории сухопутных войск США поражающей способности боеприпасов винтовки М 16 в качестве основного учитывался именно этот фактор. В отчете об испытаниях отмечалось, что "предыдущие исследователи, изучавшие поражающую способность осколков, обычных и стреловидных пуль, вполне логичным считали предположение, что степень потери боеспособности солдата в результате попадания пули пропорциональна количеству энергии, высвобождаемой пулей в мишени", при этом не высказывалось какого-либо несогласия с этим утверждением*(179).

    Аэродинамически пуля проектируется таким образом, чтобы сопротивление воздуха при ее полете было минимальным. Придаваемое ей в оружейном стволе вращение с высокой скоростью обеспечивает ее устойчивость для того, чтобы она двигалась головной частью вперед. Тело человека значительно плотнее воздуха, однако при правильно выбранной форме, прочной конструкции и высокой скорости вращения пули она продолжает движение в нем головной частью вперед, не теряя большого количества энергии и не образуя обширной раны, за исключением случаев стрельбы с близкого расстояния, из-за нутации. Но пуля "дум-дум" при ударе о тело принимает грибовидную форму, площадь ее соприкосновения с телом, на ткани которого она оказывает сильнейшее давление, увеличивается; энергия пули быстро передается телу, в результате чего образуется обширная рана.

    Таким образом, если пуля не деформируется наподобие пули "дум-дум", но тем не менее быстро передает свою энергию телу каким-либо иным образом, ее также следует рассматривать как подпадающую под запрет международного права.

    В течение многих лет стандартным калибром стрелкового оружия в армиях стран НАТО и Варшавского договора был калибр 7,62 мм. С 1957 г. в армии США была принята на вооружение винтовка М 14 калибра 7,62 мм. Но американская фирма "Армалайт" уменьшила калибр выпускавшейся ею винтовки, приспособив ее для стрельбы модифицированными охотничьими боеприпасами диаметром 5,56 мм (0,22 дюйма). Новая винтовка, получившая название AР 15, с военной точки зрения имела следующие преимущества: она была на четверть легче винтовки М 14, боеприпасы для нее также были легче, что делало отдачу при стрельбе слабее и давало возможность солдату иметь при себе больше патронов. И в начале 60-х г. военное ведомство США закупило и переправило во Вьетнам несколько тысяч винтовок AР 15 для их испытания в боевых условиях. По неофициальным данным, опубликованным в американском журнале "Aрми" в августе 1963 г., легкая пуля винтовки AР 15, летящая со скоростью 3300 футов в секунду (1000 м/с), при проникновении в тело человека начинает "кувыркаться", причиняя исключительно тяжелое ранение, совершенно не похожее на маленькую пулевую рану диаметром 0,22 дюйма. В армии США винтовке AР 15 был присвоен шифр М 16, и в 1967 г. она была принята в качестве основного пехотного оружия ВС США, не входящих в состав НАТО. К 1978 г. эти винтовки экспортировались в 21 страну, еще в 3 странах они изготавливались по лицензии.

    Однако для установления запрета на применение таких пуль потребовалось развитие науки о пулевых ранениях - баллистики ранений. Но именно эти данные оказались засекреченными. Для того чтобы пуля винтовки AР 15 (М 16) калибра 5,56 мм обладала необходимой дальнобойностью и имела достаточно плоскую траекторию полета, обеспечивающую точность ее попадания в цель, конструкторы увеличили ее скорость. Дульная скорость (начальная скорость при выходе из ствола) винтовки М 16 составляет 980 м/с, в то время как эта скорость у винтовки М 14 - 870 м/с, а у советского карабина АК 47 калибра 7,62 мм - 720 м/с. На расстоянии 100 м от ствола эти скорости составляют соответственно 830, 800 и 630 м/с. Из этого был сделан вывод, что степень тяжести ранений объясняется большой скоростью пули, которая имеет тенденцию "кувыркаться" и деформироваться при соприкосновении с телом человека или после проникновения в него.

    В 1976 г. на Конференции правительственных экспертов по применению конкретных видов обычного оружия в Лугано эксперты правительств Швеции и Швейцарии представили блоки из мыла, на которых показаны результаты испытаний пуль. Блоки, отлитые в форме бедра человека, были прострелены различными пулями, а затем рассечены с тем, чтобы можно было видеть образовавшиеся в них полости, которые, как полагали, соответствуют постоянным и временным полостям, образующимся в теле человека в результате аналогичных выстрелов, и, следовательно, объему поражения тканей. Испытания показали, что в то время как от одних пуль остается узкий по всей длине канал, от других он на входе узкий, а затем резко расширяется в том месте, где объем мыла размером с кулак с силой разбросан в стороны при прохождении пули. Однако причины этого оставались невыясненными.

    В 1994 г. швейцарский ученый-баллистик Б.П. Кнойбель и немецкий профессор судебной медицины К.Г. Селлиер опубликовали учебник по баллистике ранений, в котором описали механизм пулевого ранения и конструктивные параметры, от которых зависит его тяжесть.

    При движении внутри человека пуля может "кувыркаться", в результате чего ему причиняется тяжелое ранение, так как в моменты, когда она движется внутри тела не головной частью вперед, а с большим углом атаки*(180), площадь, по которой давление передается на ткани, относительно велика, и, следовательно, тканям передается много энергии.

    Согласно теории Селлиера и Кнойбеля, пуля, заключенная в сплошную металлическую оболочку (а таковыми являются практически все современные ружейные боеприпасы), после проникновения в тело человека на какую-либо глубину начинает вращаться относительно поперечной оси. Скорость вращения быстро увеличивается, угол атаки достигает 90°, пуля продолжает поворачиваться, пока не начинает продвигаться почти хвостовой частью вперед (последнее положение). В зависимости от конструкции пуля со сплошной металлической оболочкой может деформироваться и разрушаться под воздействием нагрузок, испытываемых ею при вращении; деформация и разрушение такой пули, являясь лишь следствием этого вращения, а не самостоятельным процессом, тем не менее увеличивают ее способность наносить ранения, так как в результате деформации или разрушения увеличивается площадь материала пули, передающая давление на ткани*(181).

    Таким образом, поворот, или "кувырок", пули является главным фактором, вызывающим тяжелое ранение, а вероятность последнего зависит от того, насколько глубоко пуля проникнет в тело, прежде чем она начнет поворачиваться. Тенденция к "кувырканию" сразу же при проникновении в тело человека зависит от угла встречи при ударе о тело, очертаний головной части пули и ее гироскопической стабильности, которая, в свою очередь, определяется такими факторами, как скорость вращения вокруг продольной оси, момент инерции и геометрические параметры пули. Чем выше гироскопическая стабильность пули (например, благодаря большой скорости вращения), тем дальше она проникает в тело, не поворачиваясь; чем меньше длина пули по отношению к ее диаметру, тем ниже вероятность, что она начнет "кувыркаться".

    В 1981 г. НАТО объявил о решении принять новый стандарт калибра стрелкового оружия. Этот новый калибр - 5,56 мм - был тот же, что и у винтовки М 16. Но в качестве стандартных боеприпасов для стрелкового оружия НАТО были приняты бельгийские боеприпасы СС 109. Высокая скорость вращения пули придается ей благодаря уменьшенному шагу нарезки ствола: один оборот приходится на 7 дюймов, тогда как у винтовки М 16 один оборот - на 12 дюймов. Необходимо указать, что термин "системы оружия малого калибра" должен охватывать и боеприпасы, и оружие, из которого ведется стрельба. Характер ранения может зависеть от таких технических характеристик оружия, как параметры нарезки ствола.

    Согласно результатам испытаний, пуля СС 109 начинает быстро отдавать энергию (с интенсивностью 50 и более джоулей на сантиметр), только углубившись на 14 и более сантиметров; за 20 и более сантиметров пути она отдает тканям всего 600 джоулей энергии. В то же время пуля российского автомата АК 74 калибра 5,45 мм начинает быстро отдавать энергию, углубившись в тело лишь на 9 сантиметров, а 600 джоулей энергии она отдает тканям на 14 сантиметрах пути. По некоторым данным, пуля АК 74 наносит тяжелое ранение значительно ближе к поверхности тела, чем пуля СС 109*(182).

    К снарядам малого калибра относится и стреловидная пуля - маленький заостренный стержень с несколькими перьями-стабилизаторами у тупого конца. В начале 60-х г. армия США начала осуществлять программу разработки стрелкового оружия, поражающего стреловидными пулями (так называемого индивидуального оружия специального назначения). В 1966 г. фирмой "AAI Corporation" были разработаны "concave-compound finned projectile" ("вогнуто-составной оперенный снаряд") и "multiple hardness pointed finned projectile" ("заостренный оперенный снаряд переменной плотности"). Цель этих двух изобретений состояла в том, чтобы головная часть деформировалась при ударе, в результате чего происходило бы "кувыркание" стреловидной пули.

    В исследовательской лаборатории по баллистике армии США испытывалась на поражающую способность еще одна конструкция - биметаллическая стреловидная пуля. При ударе два металла должны были отделяться друг от друга, значительно увеличивая площадь передачи давления на ткани. Деформация таких пуль очень близка к разворачиванию или сплющиванию, по терминологии Гаагской декларации, пуль "дум-дум".

    Таким образом, при разработке и принятии на вооружение новых образцов стрелкового оружия должны учитываться следующие показатели:

    максимальный калибр, при котором оружие относится к системам малого калибра (12,7 мм);

    дальность стрельбы (более 25 м)*(183);

    минимальная длина узкого канала (15 см);

    максимальное количество энергии, высвобождаемой в узком канале (более 20 джоулей энергии на каждом сантиметре первых 15 см пути пули внутри тела человека).

    В порядке прогрессивного развития норм международного гуманитарного права представляется необходимым установить строгий запрет на применение современных пуль "дум-дум", обеспечивающий защиту от чрезмерных страданий, причиняемых особо опасными системами оружия малого калибра.

    Показательной является дискуссия на страницах "Независимого военного обозрения" по вопросу о пригодности 5,45-мм автоматов и ручных пулеметов, находящихся на вооружении ВС РФ, для противоборства с войсками, оснащенными армейскими бронежилетами высшей степени защиты*(184). В 60-70-х г. практически все ведущие в военном и экономическом отношении государства перешли на малоимпульсные патроны. В СССР в 1987 г. появляется патрон 7Н6 с термоупроченным сердечником. В 1992 г. был разработан и поставлен на вооружение 5,45-мм патрон с пулей повышенной пробиваемости 7Н10, в котором используется штампованный заостренный сердечник; масса пули больше на 5%. В 1994 г. разработан и принят к производству патрон с модернизированной пулей 7Н10 повышенной мощности, главное отличие которой заключается в том, что полость в головной части заполнена свинцом. В 1998 г. разработан и принят на вооружение патрон 5,45 х 39 мм с бронебойной пулей 7Н22, в которой применен остроконечный сердечник, изготовленный из высокоуглеродистой бронебойной стали У12А. Авторы отмечают, что резервы калибра 5,45 мм в части повышения эффективности поражения преград далеко не исчерпаны.

    Аналогично происходит развитие и 9-мм пуль для пистолета ПМ. В начале 90-х г. появился новый высокоимпульсный патрон для пистолета ПММ - 57Н181СМ, который имеет более мощный пороховой заряд и обеспечивает облегченной до 5,5 г конической пуле скорость около 45 м/сек. Правда, пока этот патрон не может быть использован в штатных пистолетах ПМ.

    2. Снаряды весом менее 400 г, начиненные взрывчатыми или горючими веществами. Источником правового регулирования в данной области является Санкт-Петербургская декларация о запрете применения во время войны некоторых разрывных снарядов весом менее 400 г (1868 г.)*(185).

    3. Яды или отравленное оружие. Источниками правового регулирования в данной области являются: ст. 23 Гаагских конвенций (1899 и 1907 гг.); мирные договоры (Версаль, Сен-Жермен, Нейи, Трианон), положения и различные военные руководства государств мира.

    Запрещение применять яды и отравленное оружие есть логическое следствие запрещения применять оружие, приводящее к неизбежной смерти (некоторые яды в определенных дозах обладают таким действием), причиняющее излишние страдания (рана, полученная в результате его применения, усугубляет мучения жертвы), имеющее неизбирательное действие (яды поражают и военнослужащих, и гражданских лиц в случае отравления источников, колодцев, сельскохозяйственных культур, продовольствия).

    Германия использовала это оружие во время Первой мировой войны: германские войска отравляли колодцы во Франции и Южной Африке, оставляли отравленные съестные припасы в траншеях, которые они покидали, и разбрасывали с самолетов отравленные конфеты*(186).

    4. Снаряды, имеющие единственное назначение - распространять отравляющие вещества; удушающие и другие газы и бактериологические средства. Источниками правового регулирования в данной области являются Гаагская декларация (IV, 2) об удушливых газах от 29 июля 1899 г.; Версальский договор между Германией и союзными государствами от 28 июня 1919 г., ст. 135; Сен-Жерменский договор между Австрией и союзными государствами от 10 сентября 1919 г., ст. 135; Договор между Болгарией и союзными государствами (Нейи) от 27 ноября 1919 г., ст. 82; Трианонский договор между Венгрией и союзными государствами от 4 июня 1920 г., ст. 119; Женевский протокол о запрещении применения во время войны удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств ведения войны от 17 июня 1925 г.; Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН А/Res. 2603 А (XXIV) от 16 декабря 1969 г. (80-3-36); Парижская декларация о запрещении химического оружия от 11 января 1989 г.; Парижская конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении от 13 января 1993 г.

    Газы представляют собой разновидность химического оружия, которое существует также в жидком и твердом состоянии. Как и бактериологическое (биологическое) оружие, химические средства отличаются тем, что поражают исключительно живые существа: людей, животных и растения. Химическое оружие может быть смертельным, выводящим из строя и раздражающим*(187).

    Несмотря на имеющееся в МГП запрещение применять "удушливые, ядовитые или подобные газы", боевые отравляющие вещества использовались Германией, Австро-Венгрией и Оттоманской империей во время Первой мировой войны с 1915 г.; Италией во время эфиопского конфликта в 1935-1936 гг.; Японией против Китая в 1937 и 1942 гг.; Германией в 1939 и 1942 гг.; США в Корее в 1951-1952 гг.; США и сайгонским правительством во Вьетнаме с 1961 по 1975 гг. (в основном в форме дефолиантов и раздражающих газов); португальскими войсками во время колониальных войн в Гвинее-Бисау и Анголе в 1968-1970 гг.; Ираком во время войны с Ираном с 1983 по 1988 гг.

    В международно-правовых актах нет единого определения понятия "оружие массового поражения". В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, принятой на 22-й сессии в 1968 г.*(188), отмечается, что к оружию массового уничтожения относится такое оружие, которое "действует путем взрыва или при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое или бактериологическое оружие и любое иное оружие, которое будет разработано в будущем, обладающее свойствами, сопоставимыми по своему разрушительному действию со свойствами атомной бомбы или другого упомянутого выше оружия". К нему следует отнести оружие, применение которого: ведет к массовому уничтожению как комбатантов, так и гражданского населения, не вовлеченного в военные операции; разрушает основы существования человека не только в районе его использования, но и далеко за его пределами; оказывает уничтожающее действие не только в момент его применения, но и спустя продолжительное время*(189). Именно под такое определение подпадает химическое, бактериологическое, ядерное оружие, а также использование окружающей среды в качестве средства ведения войны.

    Женевский протокол 1925 г. установил специальные запреты, эффективность которых объяснялась в значительной мере опасностью репрессалий. Ряд государств, например США, выступали за то, чтобы действие Женевского протокола не распространялось на дефолианты и газы, применение которых не приводит к летальному исходу и которые можно использовать для разгона демонстрантов. Они исходили, в частности, из узкого толкования слова "подобных", присутствующего в преамбуле Протокола: "...считая, что применение на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов... справедливо было осуждено общественным мнением...". Согласно этому толкованию газы для разгона демонстрантов и дефолианты не являются "подобными" удушливыми газами, следовательно, их применение не запрещено.

    В 1992 г. Конференция по разоружению приняла Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, которая была подписана в Париже 13 января 1993 г. Конвенция запретила не только применение химического оружия, но и подготовку такого применения. Равным образом был наложен запрет на отравляющие вещества временного действия. Конвенция 1993 г. (п. 5 ст. 1) окончательно решает проблему, запретив применение "средств борьбы с демонстрантами в качестве средств ведения войны". Для Российской Федерации эта Конвенция вступила в силу в 1998 г. 5 ноября 1997 г. был принят Федеральный закон "О ратификации Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении"*(190). Этот закон заслуживает особого внимания, поскольку является примером имплементационного акта со всеми присущими ему атрибутами. Во-первых, он устанавливает, что выполнение обязательств Российской Федерации, вытекающих из Конвенции, обеспечивается федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ в пределах их полномочий. При этом четко разграничены полномочия Президента, Правительства РФ, палат Федерального Собрания РФ и органов государственной власти субъектов РФ. Во-вторых, определено, что расходы на химическое разоружение предусматриваются в структуре федерального бюджета отдельной строкой (п. 2 ст. 2). Причем финансирование мероприятий по выполнению Конвенции увязывается с социальной защитой населения и охраной окружающей среды в соответствии с выполнением Конвенции. В-третьих, предусмотрены процедура и содержание ежегодного доклада Правительства Федеральному Собранию РФ о ходе выполнения Конвенции. В-четвертых, определено, что Российская Федерация для защиты своих интересов вправе использовать установленные процедуры для принятия решения о прекращении (в том числе денонсации) либо приостановлении действия Конвенции.

    5. Бактериологическое (биологическое) и токсинное оружие. Источниками правового регулирования в данной области являются ст. 23 Положения о законах и обычаях сухопутной войны (приложение к Гаагской конвенции 1907 г.); ст. I-IV Конвенции ООН о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (1972 г.)*(191), которая вступила в силу 26 марта 1975 г.

    Аналогично химическому бактериологическое оружие поражает только живую материю, однако, в отличие от первого, оно состоит из живых организмов, способных размножаться и выделять токсины, поражающие людей, животных и растения. Запрещение применять это оружие основывается прежде всего на неизбирательном характере его действия.

    Лондонская, Московская и Вашингтонская конвенция о запрещении разработки, производства и накопления бактериологического (биологического) и токсинного оружия и о его уничтожении от 10 апреля 1972 г.*(192) запретила производство в военных целях такого оружия, а также средств его доставки. В Преамбуле (вторая мотивировка) и ст. VIII подчеркивается, что любое использование бактериологического оружия подпадает под общий запрет иметь его в своем арсенале. Запрещение обладать бактериологическим оружием обязательно подразумевает запрещение его использования. Однако это не исключает его производство и хранение в ограниченных количествах в научных и медицинских целях.

    Военные бактериологические программы представляют собой угрозу среде обитания человека. Под завесой секретности военные биологи исследуют новые препараты, против которых сегодня не существует вакцин. В США, к примеру, это - яд мексиканских пауков, в России - некоторые разновидности чумы. Проверить эту информацию по официальным каналам невозможно, о факты говорят сами за себя. Так, в своей книге "Исповедь на заданную тему" Б.Н. Ельцин, характеризуя период своей деятельности на посту первого секретаря Свердловского обкома КПСС, пишет: "Однажды у нас произошел трагический случай, связанный с вспышкой заболевания сибирской язвой"*(193). Причиной тому явился выброс из военной бактериологической лаборатории искусственно выведенного вируса сибирской язвы, который произошел в Свердловске в 1979 г. Люди заражались аэрогенным путем, причем тяжелые формы (генерализация), характеризующиеся развитием инфекционно-токсического шока, по данным медицины, должны отмечаться не более чем у 1% зараженных (у 99% должен наступать локализованный клинический вариант сибирской язвы)*(194). В результате выброса погибли 69 человек, причем жертвы умирали в течение 24 часов после заражения. До сих пор не ясно, оказался ли в воздухе вирус боевого вещества или лечебной вакцины. Современные методы лечения снизили летальность до десятых долей процента, однако при септической форме прогноз во всех случаях сомнителен, даже при своевременно начатом и интенсивном лечении.

    Отмечая сложность и неоднозначность проблемы, подчеркнем необходимость исследования реальных фактов на основе достоверных научных данных, оставив в стороне эмоциональный порыв. Не выдерживают критики материалы, публикуемые в средствах массовой информации по проблеме бактериологического оружия, преподносимые как сенсация*(195). Здесь необходим взвешенный правовой подход.

    6. Средства воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия, в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда. (Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду (1977 г.) - Конвенция ЭНМОД.)*(196). В ходе вооруженных конфликтов воздействие на природную среду может осуществляться по двум направлениям: причинение ущерба окружающей среде преднамеренно или случайно (например, чтобы лишить войска противника укрытия, уничтожить посевы продовольственных культур, терроризировать гражданское население); использование искусственных изменений природной среды как прямого средства ведения боевых действий. Под средствами воздействия на природную среду Конвенция подразумевает любые средства для изменения путем преднамеренного управления природными процессами динамики, состава или структуры Земли (включая ее биосферу, литосферу, гидросферу и атмосферу) или космического пространства (ст. 2). Более конкретно речь идет о том, чтобы не использовать в военных целях искусственно вызываемые явления: землетрясения, цунами, нарушение экологического баланса какого-либо района, изменения в элементах погоды и климата, в океанических течениях, в состоянии озонового слоя и ионосферы (т.е. речь идет о запрете геофизической войны*(197)). Это связано с перспективами разработки оружия на новых физических принципах. Например, применение в космосе рентгеновских лазеров с накачкой от ядерного взрыва может привести к серьезному радиоактивному заражению околоземного космического пространства. Уже не секрет, что Советский Союз на 5-6 лет опережал США в разработке тектонического оружия. Хотя многие ученые до сих пор отрицают возможность искусственных землетрясений, но проект "Меркурий", утвержденный 30 ноября 1987 г. закрытым постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР, задействовал в этой программе 22 научные и производственные организации СССР*(198). Конвенция ЭНМОД исключает все виды военного или любого иного враждебного использования и разработки средств воздействия на природную среду, если эти средства имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия в качестве способов разрушения, нанесения ущерба другому государству. В соглашении о толковании Конвенции ЭНМОД под широкими понимаются средства воздействия, охватывающие район в несколько сот квадратных километров, долгосрочными - продолжительностью в несколько месяцев (около трех), а серьезными именуются те, что приводят к существенному или значительному нарушению или причинению вреда человеческой жизни, природным и экономическим ресурсам или иным материальным ценностям*(199). Норма, запрещающая использование окружающей природной среды в военных целях, содержится в п. 3 ст. 35 Дополнительного протокола I: "Запрещается применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде". Эта статья включена в текст III части Протокола ("Методы и средства ведения войны"). Статья 55, помещенная в IV части ("Гражданское население"), гласит: "При ведении военных действий проявляется забота о защите природной среды". Статья содержит запрет в отношении использования методов и средств ведения войны, которые "имеют целью причинить или, как можно ожидать, причинят такой ущерб природной среде и тем самым нанесут ущерб здоровью или выживанию населения". Подчеркнем, что п. 2 этой статьи запрещает "причинение ущерба природной среде в качестве репрессалий". Впервые наиболее ярко "военное наступление" на природную среду проявилось в локальных конфликтах 60-70-х г. в Индокитае, что обусловило появление нового термина "экологическая война"*(200). Разрушение природной среды и экологических процессов в целях уменьшения военного потенциала противника и массовой гибели населения не является случайным или побочным следствием наступательных операций, а служит главной боевой задачей, что и отличает "экологическую войну" от обычной*(201).

    7. Конкретные виды обычного оружия неизбирательного действия и оружия, использование которого вызывает чрезмерные повреждения или страдания. Источниками правового регулирования в данной области являются Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие (1980 г.) (с поправками, внесенными в ст. 1 от 21 декабря 2001 г.) и прилагаемые к ней протоколы: о необнаруживаемых осколках (Протокол I); о запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств (Протокол II) (с поправками 1996 г.)*(202); о запрещении или ограничении применения зажигательного оружия (Протокол III); об ослепляющем лазерном оружии (Протокол IV) (1995 г.)*(203); по взрывоопасным пережиткам войны (Протокол V) (2003 г.); Конвенция о запрещении использования, накопления, производства и продажи противопехотных мин и об их уничтожении (1997 г.)*(204).

    Протокол I к Конвенции 1980 г. запретил использование любого оружия, главное действие которого состоит в причинении вреда частицами, которые не могут быть обнаружены в человеческом теле при помощи рентгеновских лучей. Имелись в виду прежде всего пластиковые мины.

            права   международного   право   государствами   норм   войны   Российской   вооруженных   государств   Федерации   Преступления   Приложение   международных   против   Вопросы   Нормы     военных   Ответственность   действий   Конвенции   конфликтов