| | |                              | права | международного | право | государствами |
  • Sitemap
  • Contact
  • Международное гуманитарное право - это совокупность
  • Объективные границы МГП определяются объектом регулирования
  • Женевское право, или собственно гуманитарное право,
  • Приложение 24
  • Приложение 25
  • Приложение 26
  • Приложение 27
  • Приложение 28
  • Приложение 29
  • Приложение 30
  • Приложение 31
  • Приложение 32
  • Приложение 33
  • Международное право, за исключением тех норм, которые
  • Приложение 34
  • Приложение 35
  • Приложение 36
  • Приложение 37
  • §2. Международно-правовая защита жертв войны

     

    В МГП под жертвами войны понимаются лица, которые не принимают непосредственного участия в военных действиях или прекратили такое участие с определенного момента (см. Приложение 23). К ним относятся:

    раненые и больные в действующих армиях и лица, потерпевшие кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (I и II Женевские конвенции);

    военнопленные (III Женевская конвенция);

    гражданское население, в том числе оккупированных территорий (IV Женевская конвенция).

    Наиболее уязвимыми категориями являются военнопленные и гражданское население.

    В предложенной И.Н. Арцибасовым системе исследования МГП имеется указание на необходимость изучения понятия "режим военного плена"*(151). Термин "режим" применяется для обозначения установленного порядка чего-нибудь, а также условий деятельности, работы, существования чего-нибудь*(152). Даже самое общее, теоретическое представление о режиме военного плена приводит к необходимости анализа составных частей проблемы: начало плена, принципы обращения с военнопленными, места и порядок содержания, меры по поддержанию порядка в местах содержания, состав администрации и сфера ее компетенции, питание, одежда и медицинское обслуживание военнопленных, режим их труда и отдыха, ответственность военнопленных (дисциплинарная и уголовная), окончание плена и др. Помимо этого необходимо четко разграничить сферы ответственности воинских должностных лиц и гражданской администрации в данном вопросе. Безусловно, уже в мирное время такие вопросы должны быть урегулированы в нормативных правовых актах и доведены до всех военнослужащих в объеме, соответствующем занимаемой должности, а также уточнены применительно к специфике видов и родов ВС РФ. Необходимо разработать четкие правила обращения с военнопленными и порядок их поэтапного движения.

    Под военным пленом понимается ограничение свободы лиц, принимавших участие в военных действиях, в целях пресечения их дальнейшего участия в вооруженной борьбе. Военнопленными*(153), как правило, становятся комбатанты, которые попадают во власть противной стороны (ст. 44, п. 2 ДП I). Военнопленными считаются также лица: следующие за вооруженными силами, но не входящие в их состав непосредственно (ст. 4 а, параграф 4 ЖК III), они должны иметь специальное удостоверение личности; входящие в экипажи судов торгового флота, которые не пользуются более благоприятным обращением (ст. 4 а, параграф 5 ЖК III); население неоккупированной территории, которое при приближении неприятеля стихийно, по собственному почину берется за оружие для борьбы со вторгающимися войсками, не успев сформироваться в регулярные войска, если открыто носит оружие и соблюдает законы и обычаи войны (ст. 4 а, параграф 6 ЖК III). Если на оккупированных территориях оккупирующая держава решит по соображениям безопасности интернировать личный состав вооруженных сил, вернувшийся к гражданской жизни, она должна обеспечить ему статус военнопленных. Вместе с тем нейтральная держава, которая интернирует военнослужащих, оказавшихся в поисках укрытия на ее территории, должна при отсутствии более благоприятного обращения предоставить им обращение, предусмотренное для военнопленных (ст. 4 в, параграфы 1 и 2 ЖК III). Режим военного плена не распространяется на санитарный персонал и священнослужителей, состоящих при вооруженных силах, которые, оказавшись во власти неприятеля, могут быть задержаны лишь в том случае, если этого требуют санитарное состояние, духовные потребности военнопленных. Они могут продолжать осуществлять свои обязанности в отношении военнопленных из состава тех вооруженных сил, к которым принадлежали сами.

    Под началом военного плена следует понимать захват комбатанта противника (принудительное лишение возможности оказывать сопротивление) либо его добровольную сдачу в плен (оставление оружия, поднятые вверх руки, выброшенный белый флаг и др. конклюдентные действия). Может иметь место коллективная сдача в плен в результате местной или общей капитуляции. Военный плен не имеет карательного или позорящего характера*(154), его единственная цель - обезвредить комбатанта и лишить его возможности снова участвовать в военных действиях. Лица, которые сдаются либо вышли из боя в результате ранения или болезни, потерпели кораблекрушение, не должны подвергаться нападению. Со своей стороны они должны воздерживаться от любого враждебного акта и не пытаться совершить побег (ст. 4, п. 1 и 2 ДП II). Как правило, взятие в плен осуществляется составом отделения, взвода, роты, отсюда особая ответственность командиров подразделений за обращение с задержанными. Необходимо их обыскать, изъять у них оружие, документы и военное снаряжение, запретить разговоры, разделить по званиям, полу и национальности, тщательно охранять (исключить нанесение ущерба и побеги) и эвакуировать их в тыл. Для этого следует предусмотреть канал эвакуации и о нем должно быть известно командирам подразделений (путем указания в боевом приказе). Представляется целесообразным определить предельный вес личных вещей, которые может взять с собой задержанный, например: офицер, священник - до 25 кг; унтер-офицер, рядовой - до 18 кг. Задержанные должны быть доставлены на первичный пункт сбора, который организуется на уровне полка, либо на дивизионный центральный пункт сбора, где, собственно, и должно приниматься решение об их дальнейшей судьбе. Они должны быть обысканы повторно (так как в полосе соприкосновения с войсками противника обыскиваются лишь с целью обнаружения оружия и т.п.), допрошены и переданы военной милиции для содержания под стражей. На этом этапе (по возможности) должна быть проведена их полная санитарная обработка и приняты меры для их дальнейшей эвакуации (направления в лагерь). В определенных случаях задержанные могут быть освобождены и отпущены (под честное слово) (см. Приложение 24).

    Лагеря для военнопленных должны быть развернуты в соответствии с приказом командующего сухопутными войсками на театре военных действий (ТВД) на уровне корпуса. Развертывание лагерей может осуществляться специальной командой либо подразделениями военной милиции (управлением военного коменданта). Приказом командующего назначаются начальник лагеря и администрация. Администрация должна обеспечить централизованный прием задержанных, их медицинское обслуживание и административное оформление (составление специальных документов, снятие отпечатков пальцев и фотографирование, присвоение порядкового номера и др.). Только после этого для захваченного в плен устанавливается статус военнопленного.

    Военнопленные должны быть разделены по категориям (офицеры, сержанты, рядовые), полу, национальности, языку при условии, что одних военнопленных не будут отделять от других военнопленных тех вооруженных сил, в которых они служили в момент захвата их в плен, за исключением случаев, когда они сами выразят на это согласие (ст. 22 ЖК III). Среди них могут выделяться лица, активно сотрудничающие с администрацией, а также лица, оказывающие групповое или индивидуальное противодействие проводимым мероприятиям, призывающие к массовому неповиновению и др. Для них могут организовываться специальные лагеря с усиленным режимом, куда они перемещаются за совершение враждебных акций: отказ от еды, работы, некачественное ее выполнение по идеологическим мотивам, симуляция болезни, порча оборудования и инвентаря. Лагеря для военнопленных не должны создаваться в спешном порядке. Начальник по тыловому обеспечению должен принять соответствующие предварительные меры уже в мирное время (например, спланировать места размещения лагерей, составить схему организации, обеспечить подготовку персонала лагеря). Сферы ответственности должностных лиц, подразделений и служб по осуществлению мероприятий с военнопленными могут быть представлены в виде схемы (см. Приложение 25).

    Лагеря для военнопленных должны размещаться на суше, за исключением случаев, когда существуют иные, более благоприятные условия временного размещения (например, для военнопленных лагерь на отапливаемом судне лучше, чем палатки на открытой местности в необычно холодном климате) (ст. 22 ЖК III). Лагеря для военнопленных не могут быть размещены в районах, подвергающихся опасности из зоны боевых действий. Соответственно, если возникает такая опасность, сам лагерь или по меньшей мере военнопленные должны быть эвакуированы в другой район (ст. 23 ЖК III). Удерживающая в плену держава должна предоставить всем заинтересованным сторонам (воюющим, а при необходимости и нейтральным) при посредничестве державы-покровительницы сведения, относящиеся к географическому положению лагерей для военнопленных (ст. 23 ЖК III). Лагерь для военнопленных должен находиться под началом добросовестного офицера, принадлежащего к регулярным вооруженным силам удерживающей в плену державы, который будет ответственен за применение ЖК III под контролем своего правительства (ст. 39 ЖК III).

    Лагеря для военнопленных необходимо оборудовать убежищами на случай воздушных бомбардировок и других опасностей войны так же, как это предусмотрено для защиты местного гражданского населения (ст. 23 ЖК III). Лагеря могут быть обнесены оградой и находиться под охраной (ст. 21 ЖК III). Когда позволяют соображения военного характера, лагеря военнопленных обозначаются буквами "PG" ("prisonnier de guerre" - фр.; "prisonere de guerra" - исп.) и "PW" ("prisoner of war" - англ. - "военнопленный"), размещенными так, чтобы в светлое время суток они были ясно видны с воздуха. Заинтересованные стороны могут договориться о применении иных средств обозначения (ст. 23 ЖК III). Помещения, в которых содержатся военнопленные в лагерях, должны отвечать тем же требованиям, которым отвечают помещения для личного состава вооруженных сил удерживающей в плену державы, находящихся в тех же районах (ст. 25 ЖК III). При определении условий содержания по возможности должны учитываться привычки и обычаи военнопленных. Они не должны быть вредными для их здоровья. Такие требования, касающиеся размещения военнослужащих ВС РФ, изложены в части второй (гл. 4) Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 14 декабря 1993 г.*(155).

    Помещения для женщин необходимо отделить от помещений для мужчин. Женщины находятся под непосредственным наблюдением женщин (ст. 25 ЖК III). Помещения для детей должны быть отделены от помещений для взрослых, кроме случаев, когда вместе размещена семья (ст. 77 ЖК III). Для отправления религиозных обрядов нужно выделить соответствующие помещения (ст. 34 ЖК III).

    Принципы обращения с военнопленными изложены в ст. 12, 13, 21 Женевской конвенции III и состоят в том, что по отношению к ним следует проявлять гуманность при любых обстоятельствах.

    Военнопленные находятся во власти удерживающей их в плену державы, которая несет ответственность за обращение с ними, независимо от того, находятся они в лагере или вне его. Военнопленные пользуются защитой от актов насилия, запугивания, оскорблений или любопытства толпы; применение к ним репрессалий воспрещается (ст. 13 ЖК III)*(156). Они имеют право на уважение их личности и чести (ст. 14 ЖК III). Удерживающая в плену держава должна со всеми военнопленными обращаться одинаково с учетом: а) положений Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 г. и I Дополнительного протокола 1977 г. к Женевским конвенциям, относящихся к их званию, возрасту, полу; б) привилегированного режима, предоставленного в зависимости от состояния здоровья, возраста, профессиональной квалификации. С женщинами и детьми следует обращаться с особой гуманностью.

    По прибытии военнопленных в лагерь должен быть составлен их список (ст. 20 ЖК III) и идентифицированы их личности (ст. 17 ЖК III). В случае сомнений относительно того, имеет ли захваченное лицо право на статус военнопленного, этот статус устанавливается компетентным судебным органом. Вместе с тем это может быть орган административной юстиции (ст. 5 ЖК III, ст. 45-47 ДП I). Все это вызывает необходимость размещения военных судов вблизи мест расположения лагерей для военнопленных.

    В течение недели со дня поступления в лагерь военнопленным предоставляется возможность отправить карточки-извещения о взятии в плен: одну - непосредственно своей семье, вторую - непосредственно в Центральное агентство по розыску (ст. 70 ЖК III и Приложение 4Б к ней).

    Военнопленные подчиняются законам, правилам, приказам, действующим в вооруженных силах удерживающей в плену державы (ст. 82 ЖК III). В каждом лагере для военнопленных на видном месте должны быть вывешены на языке военнопленных тексты Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 г., а также тексты любых других правил, приказов, объявлений и прочие печатные материалы, имеющие отношение к вопросам поведения военнопленных (ст. 39, 41 ЖК III). Приказы и распоряжения должны отдаваться на понятном для военнопленных языке (ст. 41 ЖК III). Им разрешено носить знаки различия и государственной принадлежности, а также знаки отличия (ст. 40 ЖК III). Удерживающая в плену держава не может лишить ни одного военнопленного его звания или возможности носить знаки различия (ст. 87 ЖК III). Военнопленные обязаны приветствовать (отдавать честь) в установленном порядке старших по званию офицеров удерживающей в плену державы, а начальника лагеря - независимо от звания (ст. 39, 44 ЖК III).

    Военнопленные имеют право передавать военному руководству, под властью которого они находятся, просьбы по поводу установленного для них режима пребывания в плену (ст. 78 ЖК III). Доверенные лица военнопленных, которых выбирают военнопленные, правомочны представлять своих товарищей по плену перед военным руководством и внешними организациями. Если среди военнопленных есть офицеры, то старший по званию офицер выступает в качестве доверенного лица военнопленных (ст. 78-80 ЖК III).

    За нарушение законов, уставов и приказов удерживающей в плену державы последняя имеет право принять судебные или дисциплинарные меры в отношении любого военнопленного (ст. 82 ЖК III). При этом военнопленный может быть наказан только один раз за один и тот же проступок или по одному и тому же обвинению (ст. 86 ЖК III). Дисциплинарные взыскания ни в коем случае не должны быть бесчеловечными, жестокими или опасными для здоровья военнопленных (ст. 89 ЖК III). Действия, представляющие собой нарушения дисциплины, должны быть немедленно расследованы. Дисциплинарные взыскания могут быть наложены только офицером, наделенным дисциплинарной властью в качестве начальника лагеря, или ответственным офицером, который заменяет его или которому он передал свою дисциплинарную власть (ст. 96 ЖК III). Конвенцией установлены следующие виды дисциплинарных взысканий: штраф в размере, не превышающем 50% аванса в счет денежного довольствия и платы за работу на срок не более 30 дней; лишение предоставленных преимуществ (сверх предусмотренных этой же Конвенцией); внеочередные наряды не свыше 2 часов в день; арест. В интересах поддержания порядка и дисциплины в лагере военнопленные, обвиняемые в дисциплинарных проступках, могут содержаться в предварительном заключении до 14 дней (ст. 95 ЖК III). С момента принятия решения о наложении дисциплинарного взыскания и до его исполнения должно пройти не больше месяца (ст. 90 ЖК III). Продолжительность одного наказания не может превышать 30 дней. Военнопленные, отбывающие дисциплинарное наказание, не должны подвергаться более строгому обращению, чем то, которому подвергаются лица соответствующего воинского звания из состава вооруженных сил удерживающей в плену державы (ст. 88 ЖК III). Учет (реестр) налагаемых дисциплинарных взысканий ведет начальник лагеря.

    Применение оружия против военнопленных, в частности против совершающих побег или попытку к побегу, является мерой чрезвычайного характера. За попытку совершить побег, а также за соучастие в побеге военнопленные могут привлекаться только к дисциплинарной ответственности. Побег считается удавшимся, если: военнопленный присоединился к своим или союзным вооруженным силам; покинул территорию, находящуюся под властью пленившего его государства или его союзника; попал на судно, плавающее под флагом его государства или союзной с ним державы. Военнопленных, которые после удавшегося побега вновь попали в плен, нельзя подвергать какому бы то ни было наказанию за побег.

    По окончании военных действий военнопленные в возможно короткий срок должны быть освобождены и репатриированы, необходимо возвратить им деньги и ценные вещи, принятые на хранение, и разрешить вывоз личных вещей. Однако это положение не распространяется на военнопленных, против которых возбуждено уголовное преследование, а также на тех военнопленных, кто осужден по законам удерживающего в плену государства за воинские преступления (преступления против военной службы) или преступления против мира и безопасности человечества, если последние совершены ими до взятия в плен. К военнопленному, схваченному во время попытки к бегству, может быть применено только дисциплинарное взыскание. Вместе с тем он может быть поставлен под особый надзор (ст. 92 ЖК III). Следует отметить, что правила такого надзора необходимо разработать специально, так как аналогия с административным надзором здесь неприемлема.

    Уголовное преследование военнопленных, как указано в ст. 99 III Женевской конвенции, возможно за правонарушения, предусмотренные действующим в момент их совершения законодательством удерживающей в плену державы или нормами международного права. Лица, на которых распространяется режим военного плена, могут быть интернированы, но не могут быть наказаны в уголовном порядке, пока не будут признаны виновными в совершении военных преступлений. Наиболее важной отличительной чертой правового статуса военнопленного является запрещение наказания лишь на том основании, что соответствующее лицо принимало участие в военных действиях. Военнопленный может содержаться в предварительном заключении не более трех месяцев. Этот срок должен засчитываться в срок лишения свободы, к которому он будет приговорен. Решение таких вопросов (о зачете предварительного заключения) должно быть указано в резолютивной части обвинительного приговора. Начало слушания дела не может иметь места и должно быть отложено, если держава-покровительница, военнопленный и заинтересованное доверенное лицо за три недели до начала слушания дела не получат извещения о возбуждении судебного преследования против военнопленного (ст. 103 ЖК III). Военнопленный имеет право: пользоваться услугами квалифицированного адвоката по своему выбору (либо будет назначен адвокат удерживающей в плену державы); требовать вызова в суд свидетелей; прибегать к услугам компетентного переводчика; подавать апелляционную или кассационную жалобу на вынесенный ему приговор или просить о пересмотре дела. Приговор в отношении военнопленного должен быть вынесен теми же судами и в том порядке, какие установлены для военнослужащих удерживающей в плену державы (ст. 102 ЖК III). Осужденные военнопленные отбывают наказания в тех же учреждениях и в тех же условиях, что и лица из состава вооруженных сил удерживающей в плену державы (ст. 108 ЖК III). В случае вынесения военнопленному смертного приговора последний приводится в исполнение не ранее чем через шесть месяцев со дня получения державой-покровительницей сообщения, содержащего текст приговора, отчет о предварительном следствии и суде, с указанием места, где приговор будет приводиться в исполнение (ст. 101, 107 ЖК III).

    Анализ положений Дисциплинарного устава ВС РФ*(157) (ст. 85-91, 95-97, 99-100, 106-123) дает основания полагать, что нормы МГП нашли свое отражение в данном нормативном правовом акте и могут быть применимы к военнопленным в случае международного вооруженного конфликта, о чем должно содержаться специальное указание в преамбуле Устава.

    В процессе кодификации и прогрессивного развития международного права попытки ввести институт военного плена в контекст внутренних вооруженных конфликтов предпринимались неоднократно*(158). В Дополнительном протоколе II нет специальных норм, направленных на защиту комбатантов противника, и правовой статус таких лиц, находящихся во власти противника, определяется ст. 4-6 этого Протокола*(159). Сдающийся в плен или вышедший из строя вследствие ранения или болезни, в том числе находящийся в бессознательном состоянии, комбатант может быть объектом нападения, поскольку в Дополнительном протоколе II нет соответствующих запретительных норм. У захваченных комбатантов имеется шанс на спасение от репрессивных мер со стороны государства по амнистии (п. 5 ст. 6 ДП II) по окончании боевых действий. Представляется, что во внутригосударственном вооруженном конфликте, коль скоро захват комбатантов противника неизбежен, должны применяться нормы, сформулированные в разделе II Дополнительного протокола I (ст. 43-47), по аналогии.

    В целях оперативного решения вопросов, связанных с выяснением судеб, а в необходимых случаях - с возвращением на родину военнопленных, интернированных и пропавших без вести российских граждан (за пределами РФ и в Чечне), а также иностранных граждан, пропавших без вести на территории России, Указом Президента РФ N 133 от 27 февраля 1997 г.*(160) (с изменениями от 12 февраля 1998 г., 30 января 1999 г., 6 октября 2000 г.) была создана Комиссия при Президенте РФ по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести. Среди прочих выделим такую функцию комиссии, как контроль за исполнением решений Президента, а также за своевременным рассмотрением заявлений и жалоб граждан в государственные органы по вопросам, входящим в ее компетенцию.

    В целях активизации и координации мероприятий по розыску и освобождению российских граждан, незаконно удерживаемых на территории Чеченской Республики, распоряжением Президента РФ от 28 февраля 1997 г. N 56-рп "О дополнительных мерах по розыску и освобождению российских граждан, незаконно удерживаемых на территории Чеченской Республики"*(161) в г. Грозном было создано представительство Временной рабочей группы, образованной в соответствии с распоряжением Президента РФ от 15 декабря 1995 г. N 541-рп.

    Работа Комиссии и Временной рабочей группы привела к освобождению большого количества незаконно удерживаемых на территории Чеченской Республики российских граждан.

     

            права   международного   право   государствами   норм   войны   Российской   вооруженных   государств   Федерации   Преступления   Приложение   международных   против   Вопросы   Нормы     военных   Ответственность   действий   Конвенции   конфликтов